Лагом. История из моей жизни.

Недавно я ездил в ИКЕА, чтобы купить детям кое-какую мебель. Прохаживаясь между маленькими уютными, но, всё-таки, вымышленными квартирками, я поймал себя на мысли, что создать дома уютный интерьер, наподобие одного из тех, что сделаны в магазине, нам мешает не ограниченность места или денег. Нам мешает лагом. Вернее не сам лагом, а его отсутствие.

Возможно не сами шведы придумали лагом, но они его подняли на флаг и сделали своей национальной философией. Сочетание красоты, функциональности и простоты. Чтобы мир вокруг нас и в квартире стал красивым не нужно золото, вычурность, жемчуга и мех. Нужно что-то другое.

Наши люди, когда ходят по ИКЕА, смеются. Уж очень странные названия. «Краакен». «Проллиивакен». «Эоаидд». У нас в народе даже существует поверие, что когда менеджеры ИКЕА напиваются, они сидят по ночам на складе, поют «Оп, рогнарёк, не шей мне срок» и придумывают все эти названия. Наазваания.

Лагом – философия, которая пронизывает сознание и жизнь свободного человека. Никакой вычурности и желания показать другим свой достаток, уровень жизни или уникальный вкус. Простота и функциональность. Красота и тишина. Как это разительно отличает шведские интерьеры от наших! И, что важно, лагом – это не искусство расставить по полупустой квартире некрашенные стеллажи с горшочками и рамками для фотографий. Это общее отношение к жизни, к людям, к себе.

До создания Salestream Consulting я работал в компании IBS и был key account manager по крупным сетям. В начале этого века торговые сети в России вырастали как грибы после дождя. Я бесконечно ездил в «Ашан» (который по началу во всех документах назывался «Ошан»), «Мегу» и другие сети. Продавал сервера, ПО, телефонию, POS-терминалы, услуги и т.д.

Одним из моих главных клиентов была, разумеется, IKEA. Её открытие сопровождалось многочисленными анонсами, политическими интригами и вовлечением всего шведского топ-менеджмента. Я ездил туда чуть ли не чаще, чем в офис. Много переговоров, презентаций, бешеная конкуренция, проектные продажи, КП, ТЗ – вот это всё.

В один из этих горячих дней мои визави в ИКЕА попросили меня подготовиться к очередной презентации получше, потому что из Швеции должна была приехать крупная ИТ-персона. Женщина. ИТ-женщина. Все её страшно боялись и бегали как муравьи во время вторжения в муравейник жука. Я в целом был готов, но вот эта беготня и горящие от ужаса глаза внушали мне некоторое беспокойство.

Когда наступил день «Ч», я надел новую рубашку, почистил ботинки, взял подмышку ноутбук с презой и поехал на встречу. Тогда мне было чуть меньше тридцати. Я был молод и хорош собой. Уверенности мне добавляло относительно неплохое знание предлагаемых решений и мощь крупной компании за спиной.

Я приехал в Химки, где уже была отстроена первая ИКЕА, секретарь меня проводил в переговорную, принёс хороший кофе (в правильном толстом фарфоре) и предложил немного подождать. Я включил ноут, открыл презу и стал спокойно ждать. Кто же эта страшная тётя, которую так боялись огромные бородатые айтишники? Моё воображение туманно рисовало мне некую смесь домоправительницы из Карлсона, Фаины Раневской и Маргарет Тэтчер. Я немного ёрзал, но любопытство было сильнее. А потом случился лагом.

Ровно в пятнадцать ноль-ноль, ни секундой позже, дверь распахнулась и в кабинет уверенным шагом вошла… Нет, не полная женщина преклонных годов. Это была хрупкая девушка на вид лет двадцати пяти. Блондинка небесной красоты. С узкой талией и ослепительной улыбкой. Я ожидал чего угодно, но не этого.

Скорее всего, она заметила мою отвалившуюся челюсть, но, видимо, привыкла к подобной реакции и, как ни в чём не бывало, представилась и села напротив. И мило спросила, может ли она говорить со мной по-русски и, мол, прошу ли я ей некоторые ошибки, которые она часто делает, так как учит русский всего шесть месяцев. Я промямлил что-то из серии «ну конечно, если вам так удобно…». Её звали Линда. Фамилию я не помню. Сейчас мне кажется, что Хамильтон, но это вряд ли. Сара Коннор тут точно не при чём.

Мы начали разговаривать. Её русский был безупречен. Через пять минут я был бы готов забыть, что она из Швеции, но всё-таки она была клиент. А это я не забываю никогда. Разговор шёл, разумеется, о бизнесе и о нашем коммерческом предложении. Но это был очень приятный разговор.

Она быстро разобралась, кто перед ней, и гениально построила раппорт. За несколько минут она поняла, кто я, какого я возраста, какая у меня позиция и влияние в компании, за что я отвечаю, мой уровень владения предметной областью, знаниями айти и т.д. И какие у меня цели на этой встречи. В общем все мои сильные и слабые стороны. Мы ещё не начали говорить о решениях, а она уже знала, чем кончится наша беседа. А мне было легко и приятно. И тогда мне казалось, что я отличный собеседник и искусный продавец. Но как я сейчас понимаю, на той беседе я мог быть кем и каким угодно. Эта лёгкость и свобода создавалась не мной, а ей. И я тут был совершенно не при чём.

А потом Линда дала мне слово и стала слушать презентацию и задавать вопросы. Это были очень странные вопросы. Ну как странные… По крайней мере они были очень необычные для молодой блондинки. Она на память знала все технические характеристики и спецификации всех железок. Пропускную способность портов. Комплектацию серверов и POS-терминалов. Она на память помнила, всё, что мы присылали раньше. Все цены и условия, которые мы обещали ИКЕА. За последние полгода. На всех уровнях.

Она была профессионалом высочайшего класса. Но она не манипулировала, не давила, не требовала. Она улыбалась и напоминала. Она кивала и услужливо сообщала всё, что я хотел уточнить в ноутбуке или в бумагах. Она знала и помнила абсолютно всю ИТ-инфракстуктуру ИКЕА. Причём, не только в России, но и в других странах. Мы обсудили проблематику строительства моллов в Индии, Франции и Канаде.

Я старался поддерживать разговор как мог, хотя в итоге мне стало ясно, что я не могу ей сказать ничего, что бы она не знала. Но она была заинтересована, или делала вид, что моё мнение для неё чрезвычайно важно. Со стороны мы, наверное, были похожи на Альберта Эйнштейна и Марию Складовскую-Кюри, которые однажды сидели на берегу реки и несколько часов обсуждали, почему от брошенного в воду прямоугольного кирпича волны расходятся ровными кругами.

Я был готов говорить с ней до утра, но в какой-то момент она встала и сказала, что через минуту и сорок секунд ей надо быть на другой встрече. По её словам, моё предложение было им очень интересно и после обсуждения с коллегами они вернутся ко мне с ответом. Я встал и деланно раскланялся, поблагодарив её за уделённое мне время. Мне хотелось ещё много ей сказать, но она исчезла так же внезапно, как и появилась.

Я побрёл к своей машине под большим впечатлением. Это была одна из тех встреч, которые продавцы запоминают на всю жизнь. Хотя мы с ней, конечно, были из очень разных миров. Она была главным международным ИТ-директором крупной компании, я был обычным продавцом в стране третьего мира. Наши пути пересеклись на один миг – рядовой для неё и очень значимый для меня – и всё. Больше я никогда её не видел.

Через неделю мне сообщили, что наше предложение принято, ещё через какое-то время была заключена сделка и я получил солидную премию. Отдельно мне передали от неё устную благодарность за отлично подготовленную презентацию. На мои вопросы о том, когда Линда снова приедет в Россию, её коллеги мне с улыбкой говорили: «Пфф, кто ж знает! Открывает сейчас, наверное, новый магазин где-то в Бразилии…».

Потом открылась эта первая ИКЕА в Химках. Потом вторая. И потом много ещё в Москве и других городах. Потом я узнал про шведскую философию лагом. Потом вышла книга с таким же названием. И теперь уже даже в России много людей знают, что такое «лагом». Красота, простота и функциональность. Вроде очень просто. Но для меня лагом – не только это. Для меня лагом – это ещё и высокая степень эмпатии. Умение общаться с людьми любого уровня. И удовольствие от своей профессии. И как следствие – профессионализм. Одна встреча, одна компания и одна философия слились для меня в единое. И теперь это всё неразрывно живёт во мне.

Встреча с Линдой показала мне, что ни у кого из нас нет никаких ограничений. Нет ничего невозможного, пока мы не скажем себе «это невозможно». Возможно всё. Как говорила Одри Хепбёрн «Нет слова impossible. Вы просто неправильно его читаете. Оно же вам прямо говорит – i’m possible». Можно быть молодой привлекательной блондинкой и добиться невероятных высот в бизнесе. Можно быть продавцом и стать известным бизнес-консультантом и тренером. Можно быть миллионером и иметь дома простой интерьер из ИКЕА. Всё у нас в голове. Простота и функциональность. Красота и гармония. Равновесие и достаток. В доме, в квартире, в жизни и в голове.

Читайте также:

Добавить комментарий