Сумантра Гошал (1948-2004)

Сумантра ГошалСумантра Гошал — первый индийский гуру менеджмента, родился 26 сентября 1948 г. в Индии. Его карьера началась в Indian Oil Corporation, где он долго работал линейным, а потом старшим менеджером. В начале восьмидесятых он переехал в Америку, где учился в Слоуновской школе менеджмента Массачусетского технологического института и в 1985 получил там степень доктора, в 1986 году он закончил Гарвардскую школу бизнеса. С 1988 по 1994 год он является адьюнкт-профессором и профессором кафедры деловой политики в Школе бизнеса INSEAD в Фонтенбло, Франция, а с 1994 г., после чего он становится профессором кафедры изучения проблем стратегического лидерства в Лондонской школе бизнеса, где и работал до самой смерти.
Вместе с Кристофером Бартлеттом, Сумантра Гошал внес значительный вклад в наши знания о международных фирмах, их стратегиях, структуре и особенностях управления. Он утверждали, что в международном бизнесе происходит существенное изменение парадигмы: от прежней мультинациональной и глобальной предрасположенности к транснациональному стратегическому состоянию.
Это “транснациональное решение” подразумевает, что фирма стремится достичь глобальной эффективности и чувствительности к различиям стран/рынков и в то же время обеспечить максимизацию инновационной деятельности и организационное обучение.
С точки зрения своей структуры транснациональная корпорация является интегрированной сетевой организацией, сохраняющей за центром определенные функции выбора стратегии и планирования и децентрализующей остальные виды деятельности с целью обеспечения необходимой гибкости и реактивности.
Некоторые специалисты ставят под сомнение скорость и масштабы процесса распространения транснациональных структур с учетом того, что в 1990-х гг. многие международные компании стремились использовать скорее более простые, чем более сложные организационные формы.
Гошал много сделал для того, чтобы теория международного менеджмента стала самостоятельной областью знаний — не просто одним из ответвлений международной экономики, а полноценной теорией, в центре внимания которой находятся процессы принятия решений международными фирмами в условиях глобальной внешней среды.
Основанная на идеях Ива Доза, К. Прахалада и других ученых, важнейшая работа К. Бартлетта и С. Гошала (1989) дает наиболее полное представление о транснациональной корпорации как новой форме интеграции бизнеса, для которой не существует государственных границ. Важным достоинством их работы является широта и многоплановость, позволяющие совместно рассматривать проблемы международного менеджмента, международной стратегии, анализа структуры и психологии организации.
Книга К. Бартлетта и С. Гошала основывалась на результатах проводившегося в течение пяти лет исследования, включавшего в себя интервьюирование 236 специалистов по международным операциям из девяти транснациональных компаний: трех производителей фасованных товаров — Procter and Gamble, Unilever и Kao, трех производителей бытовой электроники — General Electric, Philips и Matsushita, и трех производителей телекоммуникационного оборудования — ITT, Ericsson и NEC. Выборка была подобрана специальным образом для проведения сравнительного исследования, направленного на выявление международных стратегий фирм из США, Японии и стран Европы.
Отправной точкой работы К. Бартлетта и С.Гошала стало определение различий между глобальными, мультинациональными и международными отраслями и связанными с ними стратегиями. В глобальных отраслях, таких, как потребительская электроника, основной движущей силой, по мнению авторов, является стремление к эффективности производства; фирмы наподобие Matsushita способны выпускать стандартные цветные телевизоры для глобального рынка, значительно сокращая свои издержки, достигая экономии средств за счет масштабов производства.
В мультинациональных отраслях, производящих, к примеру, фасованные моющие средства, основной движущим фактором оказалась национальная реактивность. В международных же отраслях, таких как выпуск телекоммуникационного оборудования основным условием получения конкурентных преимуществ является способность организации к обучению, другими словами, “умение перенести знания и опыт от одного подразделения организации к другим, расположенным по всему миру”.
Однако, Гошал также утверждал, что в сложившихся в 1980-х гг. условиях интенсивной конкуренции такое “одномерное” конкурентное преимущество уже не являлось “гарантией” успеха фирмы; более того стратегические требования становились многомерными.
В развивающейся международной внешней среде появляется все меньше и меньше примеров отраслей, являющихся либо только глобальными, либо только мультинациональными или же классически международными. Вместо этого все больше предприятий бизнеса одновременно следуют требованиям глобальной эффективности, национальной реактивности и общемирового обучения. Эти особенности характеризуют то, что мы называем транснациональной отраслью.
С точки зрения Гошала именно множественная и одновременная природа этого императива является основной особенностью транснациональной стратегии. Он рассматривал данное явление, как сравнительно новый феномен, с которым и связаны характеризующие международную деловую обстановку конца XX в. комплексные воздействия.
С точки зрения структуры транснациональная корпорация определяется как интегрированная сетевая организация, сохраняющая некоторые стратегические и планирующие функции за своим центром и распределяющая полномочия по осуществлению других видов деятельности для достижения необходимой общей гибкости и реактивности. Коммуникации и координация часто придают особое значение неформальным процессам и независимости подчиненных подразделений в противоположность более традиционным, иерархическим отношениям между центром и филиалами.
По крайней мере с 1960-х гг. все специализирующиеся на исследовании различных аспектов международных стратегий ученые пытались ответить на вопрос о соотношении процессов глобализации и локализации. Транснациональная концепция, и в этом состоит ее важная заслуга, обеспечила решение этой проблемы. В противоположность взглядам Теодора Левитта, подчеркивавшего значение сил глобализации, Гошал утверждал, что дальнейшее изменение парадигмы обеспечивают новые силы локализации. Многие потребительские ожидания стремятся выйти за рамки стандартизированного “мирового” товара и достичь более высоких показателей индивидуализации, своеобразия и качества, но при этом ориентируются на уровень цен, складывающийся в сфере глобального производства.
Наряду с этим процессом, на протяжении всех 1980-х гг. рецессионные силы увеличивали требования правительств к международным фирмам, например, об учете местных условий, о передаче технологических достижений или о добровольных экспортных ограничениях.
Важным вкладом в развитие международного менеджмента, как самостоятельной области знаний стало создание специальной терминологии международного бизнеса. Понятия “мультинациональный”, “глобальный” и “транснациональный” широко использовались в бизнес-литературе в качестве равнозначных вплоть до середины 1980-х гг. Например, в США термин “транснациональная корпорация” применялся в качестве общего определения любых международных фирм.
Гошал вместе со своим коллегой Бартлеттом придали этим понятиям конкретные фиксированные значения. Они требовали возвращения в деловую терминологию понятия национальный для того, чтобы обновленные воздействия обладали гибкостью и реактивностью на уровне операций внутри страны. В то же время для описания непрерывных воздействий на всемирные интеграцию и экономическую эффективность они советовали употреблять приставку «транс».

Гошал предложил соответствующую используемым ими стратегическим категориям типологию организации, и идентифицировали четыре типа структур.

1. Мультинациональная организационная модель. Примером такой модели является децентрализованное объединение европейских компаний предвоенной эпохи, имевших относительно самостоятельные филиалы, которые быстро реагировали на изменения ситуации на локальных рынках. Важной особенностью таких организаций (например, английских компаний, действовавших на рынках Британской империи) была та высокая степень, в которой компания управлялась на основе личных взаимоотношений или связей, основанных на семейных правах собственности. Обычно такие компании использовали крайне простые финансовые процедуры и имели невысокую потребность в координационных усилиях.

2. Модель международной организации. Гошал утверждал, что данный тип структуры получил широкое распространение после 1950 г., когда «Ключевой задачей для находящихся в процессе интернационализации компаний была передача технических знаний и опыта работы в ту заграничную среду, которая была менее развитой с точки зрения технологий и состояния рынка». Эта форма организации наилучшим образом отражала технологические основы теории жизненного цикла международного товара, предложенной А. Верноном. В этой международной модели одни функции являются централизованными, а другие подлежат децентрализации. В частности, получение знаний, проведение исследований и определение направлений развития происходит в центре и затем распространяется на периферию организации.

3. Глобальная организационная модель. Для данной модели характерен акцент на эффективность, централизацию и контроль. Она типична для японского процесса интернационализации 1980-х гг. и является эквивалентом глобальной стратегии, уделяющей основное внимание эффективности и стандартизации.

4. Модель транснациональной организации. В работе К. Бартлетта и С. Гошала транснациональная корпорация рассматривается как новая организационная форма, возникшая как ответ на возрастающую изменчивость международной среды бизнеса. Транснациональность подразумевает глобально интегрированную сетевую структуру «… в которой все более специализированные единицы бизнеса, расположенные по всему миру связываются в интегрированную сеть, которая дает им возможность достигать многомерных стратегических целей эффективности, реактивности и внедрения инноваций. Достоинства такой структуры проистекают из ее фундаментальных особенностей: дисперсности, специализации и независимости».

Гошал назвал три ключевые особенности транснациональной корпорации:

1. Комплексная форма средств и возможностей, в которых одни функции и ресурсы являются централизованными, а другие децентрализованными, что позволяет создать независимую деловую сеть специализированных организационных единиц.

2. Гибкость функций иностранных отделений при одновременном обеспечении дифференцированного вклада национальных структурных единиц в осуществление операций, выполняемых в разных странах мира.

3. Наличие совместно выработанных и распределенного по всем иностранным подразделениям знаний. В этом состоит отличие от характера развития и распространения знания в глобальной и международной моделях организации.

Концепция транснациональной корпорации Гошала выходит за рамки создания «глобально интегрированной сетевой организации» и других изменений в терминах мультинациональной корпорации (МНК). Она также подразумевает значительные изменения в процессах неформальных организаций и в образе мыслей международных менеджеров.
В опубликованной в «Harvard Business Review» статье Гошал с Бартлеттом рассмотрели две часто встречавшиеся на пути развития международных фирм в 1980-х гг. ловушки — одну стратегическую и одну структурную. Суть стратегической ловушки заключается в принятии статических, одномерных стратегий при работе в условиях быстро изменяющейся сложной внешней среды. Структурная же ловушка состоит в том, что в соответствии со сложной стратегии менеджеры нередко создают еще более сложные матричные структуры, весьма дорогостоящие и еще более громоздкие.
Однако, утверждали авторы, анализ требований стратегии и внешней среды был в сущности правильным. Они предложили интересную биологическую метафору процессов изменения МНК. По их мнению, те компании, которые приняли матричную структуру — правильно поняли, что потребность в многомерной организации есть реакция на постоянно возрастающую сложность внешней среды.
Проблема заключалась в том, что они определяли свои цели лишь в чисто структурных терминах. Однако формальная структура описывает только базовую «анатомию» организации. Но компании должны также заботиться о себе и с точки зрения их организационной «физиологии» — то есть, систем и взаимоотношений — фактически «кровеносной системы» организации, посредством которой в ней распространяется информация. Современным фирмам необходима также здоровая организационная «психология» — общие нормы, ценности и убеждения, формирующие способы мышления и определяющие действия отдельных менеджеров.
На основе результатов проводившихся с менеджерами МНК интервью исследователи обнаружили, что наиболее успешно справлялись с внешними изменениями и совершенствовали свои возможности те компании, которые пытались изменять не просто свою внутреннюю структуру, но организационную психологию, индивидуальные управленческие отношения и неформальные процессы.
Другими словами процесс адаптации фирмы должен был начинаться с исправления не «анатомии» организации, а ее «психологии и физиологии». Гошал и Бартлетт приводили слова одного проинтервьюированного ими руководителя, который утверждал следующее: «Основная трудность состоит не столько в построении матричной структуры, сколько в создании необходимой матрицы в умах наших менеджеров».

Читайте также:

Добавить комментарий